Что еще надо для избирательного рая?

РачинскийДля московских независимых наблюдателей Владимирская область — уникальный регион. Уровень доброжелательности и взаимного доверия в отношениях с избирательными комиссиями беспримерен — по крайней мере, для Центральной России.

Мы общаемся с комиссиями Владимирской области в твердой уверенности, что каждое наше замечание будет услышано: не обязательно принято, но обязательно рассмотрено объективно и доброжелательно. Беспримерным является и сотрудничество с политическими силами региона: наша деятельность встречает поддержку не только со стороны оппозиционных партий, но и со стороны регионального отделения «Единой России».

Современная история взаимодействия московских независимых наблюдателей и избирательных комиссий во Владимирской области началась чуть более года назад, на выборах главы города Карабаново. За это время мы наблюдали практически на всех выборах во Владимирской области (пропустив лишь наблюдение в единый день голосования, когда одновременно проходили выборы в Москве).

В мае 2014 года мы вновь оказались в Александровском районе, где наблюдали за выборами главы райцентра. Все как обычно во Владимирской области: наше сотрудничество с комиссиями дает эффект, замеченные недостатки по возможности устраняются быстро, и даже обнаруженные системные проблемы — признаются и обсуждаются.

И со стороны наблюдателей нет эмоционального всплеска при виде ошибок в работе комиссий: наблюдатели понимают, что в этом нет злого умысла; избирательное законодательство переусложнено, а практики у участковых комиссий не так много, поэтому погрешности неизбежны. Результат налицо: комиссии совершенствуются, независимые наблюдатели подтверждают честность комиссий и достоверность итогов выборов. Казалось бы, что еще надо для избирательного рая?

Но в этот раз мы столкнулись с ситуацией, разобраться в которой нам представляется чрезвычайно важным. Краткий сюжет: на территории участка находится больница.

Главврач своевременно представил список больных, желающих проголосовать; их внесли в список избирателей на «больничном» участке, из списков на участках по месту жительства исключили. Однако, как выяснилось впоследствии, личные письменные заявления как минимум часть пациентов написала лишь в воскресенье утром. В связи с этим представители одного из кандидатов подали жалобу в избирательную комиссию муниципального образования.

На наш взгляд, ситуация была достаточно очевидной, и организующей комиссии следовало бы начать с признания того факта, что, действительно, личные письменные заявления не были своевременно представлены в УИК.

Дальше у комиссии был бы сложный выбор: буква закона в отношении сроков предоставления заявлений была нарушена, но все стороны были согласны с тем, что заявители обладали активным избирательным правом, добровольно выразили желание голосовать на данном участке и одновременно с внесением их в список избирателей на этом участке были исключены из списков по месту жительства.

Поэтому организующая комиссия должна была бы решать, что важнее — сохранение активного избирательного права пациентов больницы или безусловное соблюдение буквы закона в ущерб этому праву.

При этом следовало бы учитывать, что нарушения произошли в значительной мере из-за недоработки участковой комиссии и администрации больницы, не сообщивших избирателям о необходимости подачи заявлений. Как нам показалось, все стороны сходились в том, что соблюдение избирательных прав является более важным.

Однако избирательная комиссия города выбрала третий путь: она отказалась признать нарушения, заявив о неубедительности свидетельств лиц, опросивших пациентов, и представленных ими аудиозаписей опроса. И ход заседания комиссии, и принятое решение оказались в разительном противоречии с тем, что мы привыкли видеть во Владимирской области.

Происходившее напомнило события, которые мы много раз наблюдали в других регионах, когда защита мундира и стремление не отдать ни пяди занимаемых позиций являются преобладающим мотивом избиркомов.

Мы высоко ценим доверие, которое установилось в отношениях избирательных комиссий и независимых наблюдателей. Но нам кажется даже более важным, чтобы такой же дух сотрудничества присутствовал и в отношениях избирательных комиссий с политическими участниками избирательного процесса.

Мы понимаем, что это является более сложной задачей, поскольку политическая борьба привносит эмоции и в общение кандидатов с избирательными комиссиями. Но чем честнее и конструктивнее будут вести себя представители избиркомов, тем менее эмоциональным и враждебным будет общение с представителями различных политических сил.

По собственному опыту мы знаем, что комиссии Владимирской области умеют быть открытыми и доброжелательными. Выражаем надежду, что такие же отношения могут стать нормой и в общении избиркомов с другими участниками избирательного процесса. Мы, со своей стороны, готовы по мере сил способствовать установлению такого взаимопонимания и объективному освещению происходящих событий.

Станислав РАЧИНСКИЙ,
наблюдатель, Москва

Фото: runet-id.com

21 thoughts on “Что еще надо для избирательного рая?”

  1. Давно было ощущение, что СОНАР и Голос – проЕдРоссовские организации. “Борец за справедливые выборы” С. Рачинский поддержал незаконное решение МИКа. Избирательное право должно быть у каждого и с этим не поспоришь. Нарушена процедура осуществления избирательного права. А именно – В ОТСУТСТВИИ ЗАЯВЛЕНИЙ, господин С. Рачинский, УИКи ИСКЛЮЧИЛИ ИЗ СПИСКА ИЗБИРАТЕЛЕЙ, А УИК № 3 ВКЛЮЧИЛ В СПИСОК ДЛЯ ГОЛОСОВАНИЯ ВНЕ ПОМЕЩЕНИЯ этих избирателей. А вы пишите, что “…заявители… добровольно выразили желание голосовать на данном участке…”
    Ваша статья – яркое подтверждение моих слов.

      1. ГОЛОС: Таким образом, очевидным является факт, что избирательная комиссия, принимая и отменяя решение, а также снова принимая решение о реализации избирательного права граждан крайним образом пренебрегла принципом объективного и всестороннего рассмотрения жалобы и обстоятельств сложившейся ситуации.

        Более того, в своем решении вышестоящая избирательная комиссия указала, что главной задачей стояла реализация голосования этих избирателей, с чем безусловно согласны независимые наблюдатели, но факт пренебрежения требованиями закона к процедуре голосования оставляет впечатление слабого уровня подготовки избирательных комиссий к осуществлению своих полномочий.

        Станислав: Однако избирательная комиссия города выбрала третий путь: она отказалась признать нарушения, заявив о неубедительности свидетельств лиц, опросивших пациентов, и представленных ими аудиозаписей опроса. И ход заседания комиссии, и принятое решение оказались в разительном противоречии с тем, что мы привыкли видеть во Владимирской области.

        Происходившее напомнило события, которые мы много раз наблюдали в других регионах, когда защита мундира и стремление не отдать ни пяди занимаемых позиций являются преобладающим мотивом избиркомов.

        Довольно близки позиции.

      2. Позабавила следующая фразочка: Наблюдение за выборами Главы г. Александров, которые состоялись 18 мая 2014 года, осуществлялось Движением в защиту прав избирателей «Голос» в рамках проекта МОФ «ГОЛОС-Урал» «Время честных выборов. Повышение общественного доверия к институту выборов через создание системы гражданского контроля за соблюдением прав избирателей и организацию диалоговых площадок. При реализации проекта использовались средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 18.09.2013 No. 348-рп) и на основании конкурса, проведенного Грантодателем.
        В распоряжении Президента – про Голос ни слова…. Иностранные агенты, ау!!!!

        1. Вот распоряжение Президента http://news.kremlin.ru/media/events/files/41d48eb6fb05821f8cb4.pdf про выделение 200.000 тыс рублей “Гражданскому Достоинству”, которая в свою очередь провела конкурс и Голос получил 7.000 тыс. рублей.
          http://prntscr.com/3kx8hd

          Вот ссылка на результат конкурса
          http://www.civildignity.ru/ru/application-results/10

  2. Я руководила избирательным штабом кандидата А. Маринина в Александрове и знаю, какое мнение вы высказывали по этому вопросу на заседании МИКа. 17 голосов погоды бы не сделали ни кому, но ваша позиция по соблюдение избирательного законодательства была бы оценена, как независимого правозащитника.
    Я вам еще накануне выборов говорила о своих подозрениях. И они подтвердились!!!

    1. На заседании ИКМО я высказывал ровно ту же позицию, что и в статье. Более того, перед заседании я высказывал вашим коллегам предположение,что более надежно было бы оформить акт к аудиозаписи.

  3. Василий, спасибо за ссылку. Статьи очень отличаются по подходу и содержанию.

    1. Другой вопрос, что слишком много реверансов в сторону избиркомов. В то же время есть намек на то, что комиссии не жалуют оппозицию в отличие от ЕдРа. А главный посыл – Давайте жить дружно )) Мы не против, но ладожский синдром в кабинетах избиркомов не изжит :(

        1. К сожалению, следствие по этим уголовным делам так и не завершено. А бюллетени сгорели в подвале ТИК Октябрьского района. Панихиду по ним владимирцы проводят 4 декабря каждого года – уже два раза цветы к ТИКу возлагали.

  4. Станислав, о какой аудиозаписи вы говорите, если на заседании не рассматривался вопрос даты подписания заявлений – 14 или 18 мая. От рассмотрения основного вопроса, где было явное нарушение закона, комиссия ушла, а сосредоточилась на вопросе реализации избирательного права избирателей. Будьте честны хотя бы перед собой!!!

    1. Я всегда стараюсь быть честным — и перед собой, и публично. А вот Вы сейчас публично говорите неправду. Сначала Вы заявили, что я поддержал решение МИК; потом, когда обнаружилось, что в статье я решение МИК не одобряю (а статью Вы, как стало понятно, не прочли), Вы заявили, что я одобрял решение МИК на заседании; теперь Вы говорите, что на заседании вопрос о дате не рассматривался (это, кстати, тоже не вполне правда, Губарев пытался говорить об этом, но чрезмерная эмоциональность его коллеги привела к тому, что обсуждение вообще свернули, и я не смог выступить как намеревался). Решение комиссии, не признавшее факт нарушения сроков подачи заявлений, было для меня неожиданным, и я его категорически не поддержал; собственно, сразу после заседания я о своем отношении к этому решению написал в твиттере.

      А Вы уже успели обвинить не только меня, но и Сонар (а именно наблюдатель из Сонара поднял вопрос об отсутствии заявлений), и Голос (который еще в воскресенье дал, на мой взгляд, вполне адекватную оценку данному решению).

      Вам не понравилось, что я написал добрые слова о сотрудничестве наблюдателей с избиркомами во Владимирской области. Но я пишу только то, что вижу собственными глазами. Если я вижу хорошее — я пишу хорошее. Если я вижу плохое, то я пишу о плохом. Решение МИК по жалобе Губарева — позорное, и я об этом говорю. Точно так же, как несмотря на вполне аккуратно проведенное голосование во Владимире я писал о том, что при этом было принято незаконное, на мой взгляд, решение ИКМО города Владимира о возложении на себя полномочий окружной комиссии (Вы, кстати, были членом той комиссии с правом решающего голоса).

      В общем, я и Вас призываю к тому, к чему призвал избиркомы в этой статье: давайте стараться дискутировать честно и без эмоций. Моя претензия к комиссии состоит именно в том, что комиссия не желала слушать оппонентов, она имела уже готовое мнение; именно с таким отношением мы сталкиваемся во многих регионах, и именно за отсутствие такого подхода мы ценим комиссии Владимирской области. И я действительно надеюсь на то, что из происшедшего будут сделаны выводы — и не только в вопросах обучения УИКов, но и в вопросах взаимодействия с оппозиционными партиями (да, я понимаю, что иногда политический императив может оказаться сильнее, но все же я оптимист).

  5. Станислав, согласна, что вы в СТАТЬЕ не поддерживаете решение МИК. Почему же вы свою позицию о том, что решение МИК по жалобе Губарева – позорное, открыто и четно не высказали на ЗАСЕДАНИИ избирательной комиссии как это сделал Хвисюк Дмитрий – член УИК № 3 от КПРФ? Захотели бы – выступили бы. И никто вам не мог помешать. Желания особого не было. Вот и все!

    1. Марина, на заседании у меня были возможности для реплик, которые я делал в попытках снизить накал эмоций и перейти от перепалки к обсуждению. К сожалению, мне этого добиться не удалось, перепалку прекратили голосованием по проекту решения. Заниматься декламацией после голосования я счел нецелесообразным. Вот и все.

      1. Согласен, эмоции были не к месту (сказались напряжение и недосыпание последних дней), но поверьте, Ваше выступление, вряд ли изменило бы позицию ИКМО- предвзятость и однобокость которой несомненна.

        1. боюсь, что да (
          А насчет эмоциональности — я сам оказываюсь в такой ситуации регулярно (но не во Владимирской области). И примерно так же горячусь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *