Центр «Э»: Профиль сменился, методы остались

В последнее время стала довольно заметной деятельность одной из силовых структур, сотрудники которой, по-видимому, считают себя наследниками почившего в бозе КГБ. По крайней мере, методы их работы стойко ассоциируются со стилем приснопамятных компетентных органов, боровшихся в советские времена с диссидентами.

На фоне протестных настроений последних месяцев борьба с «экстремистами» активизировалась. Телодвижения наших владимирских защитников режима в погонах уже вышли в публичное пространство.

Указом Президента РФ от 6 сентября 2008 г. был создан Департамент по противодействию экстремизму МВД РФ (Центр «Э»). Владимирский Центр «Э», как и в других регионах, занимается борьбой с инакомыслием вместо того, чтобы разбираться с настоящими экстремистами. К примеру, «лжебомбиста» с турбазы «Ладога» до сих пор никто не нашел. Хотя на взгляд любого нормального человека, далекого от профессиональных навыков полицейских, телефонного террориста легко можно было бы выявить. Видимо, сказалось то, что действовал «бомбист» в интересах правящей партии для сокрытия следов фальсификаций на думских выборах. Но вот несколько сюжетов иного рода.

МЫ ПОПАЛИ В «ГЕСТАПО»

Накануне думских выборов активисты движения «Солидарность» Наталия Новожилова и Анна Галинкина распространяли листовки, в которых граждан призывали голосовать против всех политических партий. Проходя мимо здания облУВД они были остановлены неким гражданином, который, как пишет в своем блоге Наталия Новожилова, «громким голосом с командными интонациями заявил: «Пройдемте в здание побеседовать».

Настойчивым незнакомцем оказался заместитель начальника отдела по противодействию экстремизму УМВД России по Владимирской области, подполковник Иван Абрывалин. Он вызвал подмогу. Пришли еще четверо людей в штатском и препроводили в УВД не очень-то желавших с ними общаться активисток.

Наталия продолжила: «Беседы, которой так истово жаждал Абрывалин И.П., не получилось. Потому что он все время орал. И его подручные тоже орали и хамили. Было впечатление, что мы попали то ли в гестапо, то ли в бандитскую малину. Абрывалин сказал, что нам еще повезло, что у него при себе не было резиновой дубинки (он сказал «палки»). Пугал задержанием на трое суток. Что-то про повторение судьбы Немцова и Лимонова на прошлый Новый год. Наоравшись, вышел. «Флаг»  из его рук подхватил один из тех, кто нас «конвоировал». Он обещал впаять срок (!), не соображая, что за агитацию следует наказание штрафом по КоАП, а не по УК». В ходе жаркого обмена мнениями Абрывалин заявил: «Мы подчиняемся правящей партии, президенту и правительству!»

Кстати в тот день я звонила Анне Галинкиной и слышала как на другом конце провода кто-то нечеловеческим голосом орал: «Я же сказал – не звонить по телефону!» Я еще подивилась неадекватности представителей наших органов.

В тот день уже в горУВД был составлен протокол об административном правонарушении за распространение агитлистовок. К слову, версия полицейских о нарушении закона не нашла подтверждения. Агитаторы суд выиграли. Но и в ином случае безобразное поведение господ из Центра «Э» ничем нельзя оправдать. Так они вели себя со взрослыми женщинами, имеющими жизненный опыт и способными за себя постоять. Труднее в такой ситуации молодежи.

В «ЛОГОВЕ» ЗАЩИТНИКОВ РЕЖИМА

В преддверии московского «марша миллионов» одного за другим стали вызвать в отдел «Э» (повестками и по телефону) молодых людей, которые собирались ехать в столицу. После встречи с экспрессивным Иваном Петровичем Абрывалиным, стоящем на страже режима и в этом своем верноподданническом раже забывающим о рамках дозволенного, они поделились своими впечатлениями в соцсетях.

Эдуард, которого как и двух его друзей, участвовавших в организации декабрьского митинга «За честные выборы», пригласили на беседу. После нее он написал: «Разговор с нами держал полковник полиции ***лин (неразборчиво) Иван Петрович, заместитель начальника. Он сказал, что (не дословно, но близко к тексту), все, кому не нравится нынешняя власть или существующий строй – экстремисты, и рано или поздно окажутся у них на учете. Встреча проходила в формате профилактической беседы. Нас зафоткали, переписали паспортные данные и номера мобильных телефонов».

Затем он еще раз вернулся к той же теме, сообщив о вызове в тот же Центр «Э» своей знакомой. Он сообщил, что с его соратницей Эльзой  «также успели пообщаться наши доблестные охранники режима. Но в отличие от нас, мягко выражаясь, не так вежливо. Чекисты впятером окружив бедную девушку, решили ее попросту запугать». Ей сказали, что она «хочет привести страну к революции и свергнуть наше государство. И в конце предупредили, если ментам попадется по какому-либо случаю – могут приписать, что она «крушит Россию», а там штрафом не обойдется».

Со слов Эльзы он записал ее рассказ: «Повестку мне принесли лично в руки. Я ходила… Но повестка угрожающей была… В участке просто-напросто запугивали. Сказали – проблемы будут, если так буду продолжать. Меня сфотографировали, сфотографировали мой паспорт и мою татуировку на руке. Отпечатки, сказали, на первый раз брать не будут».

Еще один активист «Солидарности» Даниил также побывал в логове защитников режима. «Когда я им втирал, каких я взглядов на мир, Абрывалин Иван Петрович сказал своему подчиненному: «37-й год бы вернуть…». Намекал, что меня бы расстрелять за такие слова».

Вряд ли Иван Петрович сам проявляет инициативу такого рода «профилактики» группы риска, которую власти определили в среде граждан, не разделяющих радости и оптимизма провластных организаций от свалившейся на нашу голову «стабильности». Однако его стиль исполнения воли людей, занимающих сейчас в государстве командные высоты, были осуждены еще в послесталинские времена и обществом, и самим государством. Неужели страна опять возвращается к исходной точке?

Если это не так, то государство должно поставить на место этих инициативных господ в погонах, благо и статья соответствующая имеется в уголовном кодексе: превышение должностных полномочий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Людмила ЕШАНУ 

P.S. Правовые аналитики Межрегиональной правозащитной Ассоциации «Агора» разработали рекомендации, стоит ли ходить на профбеседы, как на них вести себя, какими полномочиями наделены сотрудники Центров «Э». Приводим выдержки из этих рекомендаций:   

Центр «Э» был создан после упразднения Управлений по борьбе с организованной преступностью (УБОП) на его же базе. Что означает это на деле? Многие годы в России работали сотрудники УБОП и в деле борьбы с организованной преступностью наработали определенные способы, средства и методы борьбы с этой преступностью. В 2008 году Президент России фактически своим указом просто изменил цель.

С 2008 года под организованной преступностью стали понимать группы экстремистской направленности. В понимании представителей власти кто такие экстремисты — те, кто против этой власти. Понимая это, нетрудно выделить «целевые группы» Центра «Э» (объект контроля): гражданские активисты, журналисты, блогеры, общественные организации, организаторы публичных мероприятий. Цель изменилась, а средства, методы и способы остались те же самые.

Цель профилактических бесед – либо вербовка субъекта, либо устрашение под угрозой привлечения к ответственности, либо получение необходимой информации под угрозой применения насилия (с применением насилия).

Поэтому не удивительно, что в настоящее время сотрудники Центра «Э» активно занялись организаторами публичных акций, прикрываясь извращенным толкованием ФЗ РФ «О противодействии экстремистской деятельности», используя те же самые методы, которые они ранее применяли в отношении бандитов.

Эти профилактические беседы никакого отношения к профилактике массовых беспорядков не имеют…

…Сам по себе вызов для беседы предусмотрен законодательством. Но вызов должен быть процессуально оформлен. Хотя законодательство четко и не регламентирует порядок и способ такого вызова, но общие принципы позволяют определить такие критерии — любое решение должностного лица должно быть четким, понятым, обоснованным. Следовательно, в вызове, который направлен вам по месту жительства, по месту работы или учебы должно быть указано:

– кто вызывает (должностное лицо и орган);
– куда именно (адрес);
– время (дата и время явки);
– кого вызывают (ф.и.о.);
– в качестве кого и для чего (допрос, опрос, беседа или др.);
– основания (ссылка на нормативный акт и на дело).

Если вызов, направленный вам, не соответствует этим требованиям, то уклонение от такого незаконного вызова не может служить основанием для привлечения к ответственности, например, по ст. 19.3 КоАП РФ — неподчинение законным требованиям сотрудника полиции (законного требования не было). Если вы все же решили прийти на беседу, то нужно учитывать, что, как правило, сотрудники Центра «Э» преследуют цель завербовать либо запугать.

Эти методы построены на том, что в отделе полиции, не в комфортном месте для рядового гражданина происходит беседа. Полицейских недооценивать как профессионалов, обладающих в том числе и психологическими навыками, не нужно.

Проще говоря:
– вы действуете один,
– не в комфортном месте,
– против профессиональных оппонентов.

Отсюда вытекает вполне логичный совет – на беседы желательно идти также с профессионалом, то есть с адвокатом.

В соответствии со ст. 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Это право распространяется и на случаи вызова в оперативно-розыскные подразделения МВД РФ. Отказать в участии адвоката на беседе оперативник не сможет.

Что дает и гарантирует вам участие адвоката? Посмотрите, на чем именно построена методика работы оперативников с гражданами. Фактически явка адвоката нарушает алгоритм действий оперативников. В практике были случаи, когда даже звонок адвоката с вопросами: зачем вызывают, с какой целью, по какому делу, на основании какого нормативного акта и т.п., – приводил к тому, что оперативники отказывались от таких бесед.

Участие адвоката потребует от оперативников действовать строго в рамках закона, в том числе не оказывать давление и не угрожать. Следовательно, сам смысл беседы теряется.

Если все же беседа состоялась, то адвокат вполне может с помощью технических средств зафиксировать незаконные действия сотрудников полиции. Обычного гражданина под различными предлогами могут обыскать, на время отобрать те или иные технические средства. Обыскать адвоката оперативники без постановления суда не смогут.

Вывод: на профилактические беседы необходимо либо не ходить, либо ходить только с адвокатом. 

Центр «Э»: Профиль сменился, методы остались: 13 комментариев

  1. Наконец-то дождалась статьи. Теперь будут знать как запугивать молодежь =) Так их!

  2. Так это второй ОП “Дальний”, надо Нургалиеву отписать.Если повезет,то подполковник Абрывалин в наши ряды вольется!!! Главное: побольше открытости и публичности.

  3. Сегодня с друзьями едем на электричке в Москву поддержать НАШИХ.Что то серьезное закручивается!?

  4. Абрывалин – очень подходящая фамилия. Ничем не хуче следователя НКВД Хвата

  5. – А вы знаете, что такое «абырвалин», коллега!
    Это «Нилаврыба»!

  6. Тупое ослиное упрямство ныневластьпредержащих само по себе порождает протестное движение. Ведь если люди начинают протестовать, то значит существуют для этого веские причины. Мудрая власть, если она хочет удержаться, ликвидирует эти причины, а глупая – пытается ликвидировать последствия (протестующих). Еще чья-то мудрая мысль: “На штыках можно прийти к власти, но усидеть на них – никогда и никому не удавалось”.

Добавить комментарий